moty
"Живи ещё хоть четверть века - Всё будет так..."

"...я помнил длинную фигуру околоточного, приходившего ежемесячно получать взятку - Бог знает за
что, - терпеливо ожидавшего в передней, пока горничная не выносила ему
денег, после чего он молодцевато кашлял и уходил, звеня огромными шпорами на
лакированных сапогах с чрезвычайно короткими голенищами, какие носили только
околоточные да еще почему-то регенты церковных хоров. С взятками же
священникам мне пришлось столкнуться однажды, когда я учился в третьем
классе, заболел за две недели до Пасхи и не говел в гимназической церкви; и
отец Иоанн сказал мне, что необходимо осенью принести в гимназию
свидетельство о говений, иначе меня не переведут и оставят на второй год...
То лето я проводил, как почти всегда, в Кисловодске. Дядя мой, Виталий, скептик
и романтик, оставшийся навеки драгунским ротмистром за то, что вызвал на
дуэль командира полка, а в ответ на его отказ драться дал ему пощечину в
офицерском собрании и сидел потом пять лет в крепости, откуда вышел очень
изменившимся человеком и где он приобрел удивительную и вовсе уж для офицера
необыкновенную эрудицию в вопросах искусства, философии и социальных наук, и
затем продолжал служить в том же полку, но не продвигался в чинах, - дядя
мой сказал мне:
- Возьми, Коля, десять рублей и пойди к этому долгогривому идиоту.
Попроси у него свидетельство о говений. В церковь тебе нечего ходить,
лоботрясничать. Просто дай ему деньги и возьми у него свидетельство.
- Мне священник не выдаст свидетельства так просто, - сказал я, - ведь
я должен сначала говеть.
- Это все глупости. Заплати ему десять рублей, и больше ничего. Делай
так, как я тебе говорю.
Я пошел к священнику. Он жил в маленькой квартире с двумя креслами
ярко-желтого цвета и портретами архиереев на стенах. В ответ на мою просьбу
о свидетельстве он сказал:
- Сын мой, - меня покоробило это обращение, - приходите в церковь,
сперва исповедуйтесь, потом причаститесь, потом можно будет через недельку и
свидетельство выдать.
- А сейчас нельзя?
- Нет.
- Я бы хотел сейчас, батюшка.
- Нельзя сейчас, - сказал священник, начиная сердиться на мою
непонятливость. Тогда я вынул десять рублей и положил их на стол, а на
священника не посмотрел, потому что мне было стыдно. Он взял деньги, засунул
их в карман, отбросив полу рясы и обнаружив под ней узкие черные штаны со
штрипками, и позвал: - Отец дьякон! - Из соседней комнаты вышел дьякон, жуя
что-то; лицо его было покрыто потом от сильной жары, и так как он был очень
толст, то пот буквально струился с него; и на его бровях висели светлые
капельки.
- Выдайте этому молодому человеку свидетельство о говений.
Дьякон кивнул головой и тотчас написал мне свидетельство - особенным
квадратным почерком, довольно красивым.
- Что я тебе сказал? - буркнул дядя. - Я, брат, их знаю...".

Гайто Газданов. Вечер у Клэр

@темы: Жизненное