Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:22 

moty
У меня было довольно странное младенчество. Я не знала ни одной детской песенки. Потому что родители пели мне Вертинского, Козина и Лещенко, того, который Петр. Я ничего не слышала о таких классиках детской литературы, как Михалков и Барто. Потому что папа читал мне Хармса, Введенского и Олейникова. Олейников у меня сызмальства выбивал слезу, стоило только услышать про маленькую рыбку, которая жареный карась, особенно в этом месте : « вы ведь жить могли бы, если бы не страсть». Или про таракана, который сидит в стакане и ножку рыжую сосет. Да и вообще всего Олейникова я знала наизусть. А про одно его стихотворение хочу рассказать особо. Я здесь его целиком приведу. Потому что, если кто не помнит или не знает, должен насладиться.


Генриетте Давыдовне

Я влюблен в Генриетту Давыдовну,
А она в меня, кажется, нет -
Ею Шварцу квитанция выдана,
Мне квитанции, кажется, нет.

Ненавижу я Шварца проклятого,
За которым страдает она!
За него, за умом небогатого,
Замуж хочет, как рыбка, она.

Дорогая, красивая Груня,
Разлюбите его, кабана!
Дело в том, что у Шварца в зобу не.
Не спирает дыхания, как у меня.

Он подлец, совратитель, мерзавец -
Ему только бы женщин любить...
А Олейников, скромный красавец,
Продолжает в немилости быть.

Я красив, я брезглив, я нахален,
Много есть во мне разных идей.
Не имею я в мыслях подпалин,
Как имеет их этот индей!

Полюбите меня, полюбите!
Разлюбите его, разлюбите!
1928

Теперь подробности. Их раскрыла сама Генриетта Давыдовна Левитина, Груня, которая работала в те самые годы секретарем детских журналов «Еж» и «Чиж», общалась со всей этой развеселой братией, была прехорошенькой, принимала ухаживания молодых людей, ставших потом классиками, участвовала в их розыгрышах. И приятельствовала, между прочим, с моей бабушкой. Судьба ей потом выпала тяжкая, она практически до самой смерти Сталина провела в лагерях. Но в те годы еще ничего не предвещало, а если и предвещало, то никто всерьез не задумывался. Были они все тогда молодые, бесшабашные и чушь прекрасную несли. Так вот. Когда я прочла это стихотворение про нашу Генриетту Давыдовну, то поначалу решила , что Олейников обозвал своего соперника Шварца индеем, имея в виду, что тот , например, надутый индюк. Или дикий индеец. Взял, да и придумал такой потешный поэтический образ. Он ведь был мастер каламбуров. А все оказалось гораздо проще. И поэтому еще забавней . Как обычно в жизни и бывает. Эту историю знала вся редакция. И Генриетта Давыдовна, то есть Груня, конечно, тоже. Вот , что она рассказывала.
Однажды Евгению Львовичу Шварцу понадобилось поменять паспорт. Он пришел к паспортистке и на ее вопрос, кто он по национальности, ответил : иудей. Тетка –паспортистка таких слов не знала и, с рабоче-крестьянской прямотой, вписала в графу «национальность» - то , что услышала : индей .Так Шварц и стал индеем по паспорту. Он этот паспорт очень берег, ни за что больше не хотел менять на новый и всегда говорил :
«Ну и как мне после этого было не сделаться сказочником?»

Евгения Лещинская

@темы: Настроение, Ссылки

URL
Комментарии
2015-07-12 в 23:16 

Дилетант
На плечах гигантов, на спинах электронов
Люблю Олейникова нежно!
"Маленькую рыбку" вспоминаю по поводу и без повода очень часто!
Ну, таракана только ленивый не цитировал )))
А еще одно из самых любимых:

"Лиза! Деятель искусства!"

Про Шварца — чудесно! :alles:

2015-07-13 в 07:03 

moty
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Жизнь прекрасна!

главная