moty
Жители Нью-Йорка – моряки.
Их навигация проста и похожа на позывные в рубке радиста.
Они назначают встречу, положим, на углу 89 западной улицы между второй и третьей авеню.
И это, с непривычки, звучит так же загадочно, как: «67 градусов северной широты и 38 восточной долготы».
Я только почти научился мысленно, по внутренней карте, определять где будет следующая точка маршрута,…
как это знание мне уже больше не требуется.
Потому что я еду в такси в конкретное место – аэропорт «Ла Гуардия».

Я покидаю Нью-Йорк.
Город ошеломительно ворвавшийся в мой личный топ и твёрдо обосновавшийся там на первом месте.
Сам удивляюсь: как странно, что я не побывал здесь раньше.

Знаешь, если тебе сейчас около 20 лет, не будь дураком, бросай всё и езжай в Нью-Йорк.
Запри дверь на ключ.
Купи билет.
Прилети, приплыви сюда.
Влюбись сначала в кого-то, а потом - в город.
Или - наоборот.
Учись.
Знакомься.
Чувствуй.
Дыши.

Ты ощутишь себя Незнайкой, который может, по условиям игры, оказаться либо
в Солнечном городе,
либо на Луне.
Но вдруг происходит сбой в матрице и ты очутишься в Зазеркалье.
Это не твоя территория, а какой-то иностранной-странной девочки Алисы.
Но тебе здесь нравится.
И тебе предстоит тут жить.

Весь мир сразу обнимет тебя.

Ведь в этом, относительно небольшом городе уместились:
болгарские кафе и ягоды годжи в шоколаде, итальянская пицца и горловое пение,
тихая рыбалка и рейв на крыше, доска сёрфера и скандинавская водка,
Чехов на Бродвее и Мхатма Ганди в комиксах
и еще тысячи и тысячи вещей, которые тебе нравятся и не очень.

Вот мне уже не стать клерком-спекулянтом на Уолл-стрит.
Я не буду учиться в Нью-Йоркской киношколе.
Мне не быть местным рыбаком и не заходить по утру с уловом в порт Манхэттена.
Вряд ли я, пьяный, лихой и глупый, в закоулках Бруклина набью дурацкую татуировку,
которой буду потом стесняться всю жизнь.
Мне не сидеть до утра в офисе на 45м этаже, сдавая полосу «Нью-Йорк Таймс».
Не ходить по воскресеньям в церковь в Гарлеме, чтобы слушать госпел.

Такие мысли посещают человека, когда ему очень хорошо.
Когда счастье имеет привкус тоски по тому мгновению, которое он сейчас проживает.
Мгновению безвозвратно ускользающему.
И человек вдруг так пронзительно чувствует, что жизнь, она - одна.
Что даже, если существует реинкарнация, то ему не суждено вспомнить,
как он пробовал на вкус вселенную и был перуанским индейцем,
гасконским пастухом на ходулях, проводником на Монблане, моделью в Сингапуре,
военным фотографом в горячих точках, бабушкой в большой семье в Нахичване,
нищим мудрецом в Бангалоре, щедрым богачом-филантропом,
грузинским тамадой, чилийским форвардом, креольской певицей,
ветеринаром в саванне и изобретателем формул.

Ты не можешь прожить несколько жизней сразу.
Максимум три-четыре и то, если повезёт.

Я слишком поздно открыл для себя Нью-Йорк.
Не повтори мою оплошность.
Все что я теперь могу – это приезжать сюда изредка, снимать квартирку с видом на реку
и фонтанирующие светом в ночи небоскрёбы и, например, писать книгу.
Это не мало.
У меня есть своя жизнь и она славная.
Порой я сам себе завидую, но…
как бы я хотел приехать в сюда на двадцать лет раньше!

Я влюбился в этот город.
А вот полюбить я его уже вряд ли смогу.
Потому что любовь требует долгих отношений и взаимного проникновения.
Дыхания в унисон.
Постепенного узнавания друг друга.
Усталости.
Разочарования.
Прощения ошибок.
И восхитительных открытий вновь и вновь.

А у меня на это нету столько времени.

Да и желания.

У меня, в отличии от тебя - «не всё впереди».



P.S. Выдаю рыбное, во всех смыслах, местечко в Нью-Йорке.
Шесть бройлерных устриц с бокалом шабли стоят 8$.
А какой здесь суп из лобстера! А тар-тар!
А макароны с сыром и гребешками!
Но c друзьями все это в миллиард раз вкуснее.....

@темы: Ссылки, Путешествия, Точка зрения